Karina Helsinki (kondratea) wrote,
Karina Helsinki
kondratea

С Днём Победы

Наконец-то День Победы пришелся на выходной, и я в относительном покое принимаюсьза то, что упоминала четыре раза уже, но всё никак не писалось - вспоминаю своего деда Хамзу, чей день рождения условно тоже был записан девятым мая.

В 2013, в 2014, в 2018 и в 2019 г я писала об этом. С тех пор уточнение - моя мама помнит, что день рождения дед записал девятым мая еще до войны, когда получал паспорт. Добиться этого ему было нелегко.

Дед Хамза родился в селе у станции Чишма в 80 км от Уфы. Из-за его близости к Уфе до сих пор бытует присказка "Деньги есть - Уфа гуляем, денег нет - Чишма сидим", которую и дед мой цитировал. Село было татарское - в Башкирии есть и татарские поселения, в основном уходящие корнями в эпоху переселения.

Таким было и родное село моего деда, он из мишарей, пришедших в башкирские степи с Волги в 17 веке.  Изначально пять татарских семей переселились примерно в 1640 годах по указу об охране вновь завоеванных башкирских земель.  Им давались бОльшие наделы земли, если они соглашались креститься, давалось иногда и  дворянство, (отсюда князья Максютовы, соседи Лермонтовых). Прибыли они в Башкирию из деревни рядом с Тулой, расположенной у впадения реки Упа в Оку. Им были отведены "дикие земли", которые они возделывали и разводили на них животных. Обо всём этом были записи церковных (мусульманских) книгах, ведшихся по-арабски и продолжавшихся и до 20 века, но по обстоятельствам дед этих книг уже не видал, хотя и помнил о их существовании. Татары мало смешивались с башкирами, женились в широком смысле "среди своих", и в результате в их селе подавляющее большинство носили либо фамилию Мусин, либо Максютов. Дед мой Максютов.

Он родился последним, примерно девятым ребёнком у Хисама и его жены Гярифы, в 1916 году (предположительно, по зубам, так-то может и в 1915). Хисам был уже в возрасте и сильно религиозным - в мечети был чем-то вроде старосты, но ученым (имамом) не был, просто крестьянин. Гярифа была младше его. Она умерла в 1921 или 1922 г в возрасте около сорока лет - надорвалась, таская на себе мешки с зерном и мукой. Некоторые старшие братья моего деда участвовали и в революции, и в гражданской войне, причем на разных сторонах - "красный" брат погиб в Сибири, по этому поводу отец сказал "собаке собачья смерть". "Белый" брат вернулся в село из Китая, по требованию Хисама, написавшего ему, что прошла амнистия для белых, не обвиняемых в убийствах.  Впоследствии "белый" брат выучился на учителя, преподавал физику-математику в Самарканде.

После смерти матери примерно пятилетнего Хамзу должна была  забрать в свою семью самая старшая из сестёр (она была практически на 20 лет старше). Её об этом просила перед смертью мать.  У неё, однако, был муж и собственные дети, и лишний ребёнок "не пришёлся", так что в школу в семь лет Хамза пошёл опять из отчего дома. Отец его не жаловал, ему тоже ни к чему был в его возрасте и без женщины в семье маленький ребёнок. Отец проводил много времени в мечети. Характер деда сформировался, видимо, в эти ранние годы и сильным, и замкнутым, и угрюмым. Другие дети его прогоняли, он не чувствовал себя в селе дома.

Один год дед не мог учиться в школе как "лишенец", болтался по селу без друзей, "собака была друг".
Его привечал учитель в школе, и он же договорился о том, чтобы в возрасте девяти лет Хамзу отправить учиться в школу-интернат в ФЗУ в Уфу. Никто не хотел отдавать детей в "русскую школу", а пришла разнарядка.  Дал с собой письмо-рекомендацию, и Хамза ушел из села с обозом зерна. Шли по степи, всё как у Чехова - волки, страшно, чужие люди.

В Уфе он не стал общительнее - жил в интернате, жил потом и в квартире директора школы, так как уживался с другими по-прежнему плохо. Учился, видимо, успешно - после школы окончил ФЗУ и в 16 лет собирался получать паспорт и идти работать на завод. Не тут-то было. Паспорта ему не дали: вызвали в милицию и объяснили, что отец его - "лишенец", и что сам отец написал на него по сути донос, причём преувеличив свою роль и положение в мечети, чтобы сыну паспорта не давали. Помимо личной неприязни, я могу только предположить давление, чтобы сын вернулся в село - такой мог быть мотив отца, но это характеризует и село, и отношения, и косность того времени.

Дед был в отчаянии - в 1932 году положение "лишенца" было тупиковым. На помощь пришёл директор ФЗУ, который посоветовал ему пробираться на севера и там наработать себе рабочий стаж и получать паспорт вдалеке от родных мест, "чтобы не нашли". Тоже дал рекомендательное письмо к какому-то своему знакомому на лесосплаве на Индигирке. И вот молодой человек 16 лет (как мой Коля!), татарин, еле-еле разбиравший что-то по-русски, отправился на перекладных поездах через полстраны - зарабатывать стаж.

Дед добрался до лесосплава, первое время работал там метчиком - это человек, прыгаюший по бревнам, стоящим в затоне во много слоев, и шлёпающий свою фиолетовую печать на бревна определенного сорта и толщины, для последующей сортировки крюком в отдельный "рукав". Гибли эти метчики постоянно - провалился ногой между бревнами, ушел в ледяную воду под брёвна, даже искать никто не станет. Дед выбрался из метчиков в учетчики, благодаря уму и сообразительности, а впоследствии он таки получил паспорт и  ушёл из лесной промышленности в золотоискатели, еще дальше на восток.

Я мало знаю про этот период, это были опасные, но и в каком-то смысле цветущие годы для деда, судя по скупым сведениям. Он был нелюдим, ни с кем не водил дружбы - поэтому ему доверяли хранить утаённые золото и намытые камни, которые люди умудрялись не вносить в официальную бухгалтерию, несмотря на строжайший контроль и охрану. Это были вольнонаемные, но оперировали бригады в краю лагерей - если кто испытал на себе "тайга закон- прокурор медведь"- так это дед. В нём это развило еще большую замкнутость, терпение и необыкновенное присутствие духа и решительность, каким и я его помню. В этот период он сделал даже небольшую карьеру - выучился бухгалтерии (тоже посылали разнарядку, никто из работяг не хотел ехать учиться, а дед сообразил и пошел на курсы от системы золотодобычи) и вёл учёт (если подумать - и официальный, и видимо - серую бухгалтерию тоже). Его переводили в разные места от этой системы - работал и в Душанбе, и во Фрунзе, и в Тифлисе. Служил он там в  натурально бухгалтером - ездил в командировки по инвентаризации и учёту, со временем огляделся, устроился на квартире, сшил себе щеголеватую форму - талия в рюмочку, белый китель  -  и, видимо, как-то оттаял, начал знакомиться с товарищами. Так он и ушел на Великую Отечественную, призванный 26 июня 1941года  из Тифлиса.

На войне он отнюдь уже не в штабе служил - был в пехоте и в морском десанте. Был ранен в участвовал в исторической высадке десанта в Керчи в мае 1942г (прямо с кораблей в море у берега, и в наступление) - исторический "провал Мехлиса". Был ранен и контужен, вернулся в строй и воевал дальше. Возвращаться "домой" ему было некуда.

Дед дошел до Берлина, участвовал в штурме как боец ударной армии. Такая армия переформировывалась, вступала в сражение на несколько дней, недель, теряла половину состава, уходила на переформирование. Они после битвы за Берлин уже расслабились, собрались смотаться в Париж -  это было возможно, некоторые побывали - но приказали нестись танками в восставшую Прагу. Остановили на подходе, немцев в Праге подавили, и дед победу встретил в чешской деревне. Потом он стоял с частью в Германии, потом их вывели на переформирование в составе Иркутско-Пинской танковой дивизии в бывшие польские территории - в город Гродно, где он и познакомился с моей бабушкой, приехавшей свежей выпускницей строительного техникума, "на восстановление".

Бабушка с дедушкой поженились в 1946г. Дед был совершенно несведущ ни в мирной, ни в семейной жизни, но как и во многих, прошедших войну  и лишения, в нём жило огромное стремление создать свой дом и семью. К свадьбе он подарил бабушке платье -пошел на рынок и купил, как ему представлялось, отличное платье. Так что замуж бабушка вышла в коричневом бархате:) Устраивать праздник наняли повара и девушку (Гродно! остатки былых буржуазных услуг!), но не догадались, что в ЗАГСе не сразу регистрируют, а месяц испытательный срок, так что праздновали с друзьями на месяц раньше, чем фактически зарегистрировались.
И впоследствии тоже дед всегда "одевал" жену  - в командировках покупал ткани, одежду, обувь, даже белье, и всё с большим и неожиданным вкусом, причем и в размер попадал.

Они наверняка рассчитывали на относительно большую семью с детьми. К тому же, как татарский мужчина, дед считал само собой разумеющимся желание иметь сына. Но в этом им не повезло. Тогда не было известно понятие резуса, но бабушка была резус-отрицательна, а дед - положителен. Бабушка хронически не вынашивала. В какой-то момент дед выбросил "целую коллекцию" бабушкиных туфель на каблуке, считая их причиной. К счастью, один ребёнок, моя мама, родился живым  - на этот раз бабушка поехала к своим родителям в Янги-Юль и существенную часть беременности провела, лежа во дворе под деревом, надеясь, что это поможет. На самом деле, мама тоже резус-отрицательна.

Бабушка с дедушкой так и обосновались в Гродно. Дед служил в военной части, бабушка - в строительном управлении. Часть деда командировали в Германию в 1952г - дед и бабушка поехали вместе. Должны были и с мамой, но ей неправильно написали отчество в документах, и конечно - по тем временам это было быстро не исправить. Маму забрали на следующий год, а пока что в Гродно срочно приехали мама и сестры бабушки - смотреть за ребенком. Вернулись они из Германии в 1955г, мама пошла в школу.

В пятидесятые же годы дед восстановил связи со своей семьей, и даже всей семьей они ездили в гости в село. Связи эти так и остались прохладными, оно и неудивительно, но некоторые ветки родственников со стороны деда у нас есть.

В детстве моей мамы отец играл роль гостя. Дед так и работал бухгалтером и, как бы сейчас сказали, аудитором в военных частях, много ездил, дослужился до начфина. Должность его была по сути полковничья, но для дальнейшей карьеры надо было вступать в партию, а дед категорически не хотел - новые проверки, у него был горький опыт.  Остался в майорах, отвечал за крупные финансовые проекты - строительство объектов глубокого залегания (до 200м), военные такие шахты.  Приезжал ненадолго домой и снова уезжал.

Возможно, поэтому он оказался чрезвычайно заинтреесованным и преданным дедом, когда родилась внучка, а он вышел на пенсию. Возил меня в коляске в парк, играл со мной, постоянно разговаривал, даже научился заплетать косы. На вопрос "чья ты?" я в раннем детстве бодро отвечала "дедулина!". Мы с дедом слушали радиоприемник - он ловил радиостанции разных стран мира и объяснял мне про эти страны. Дед очень любил географию и путешествовать - именно он подписался и выкупил почти все тома Зикмунда и Ганзелки, на которых я выросла. Играя с дедом в "города", я каждый раз слышала короткие (и, видимо, сильно цензурированные) истории про то, где и как дед бывал в этих городах - Акмолинск, Актюбинск, Бодайбо, Курган - размах был невообразимым. И со мной, и с братом дед охотно и много играл в шашки и шахматы - он был удивительно сильный игрок для самоучки. Для брата это сыграло свою роль в шахматах.

Бабушка и дед говорили меж собой по-татарски. По их представлениям, это был невыигрышный язык в существовавшей тогда иерархии СССР. Дед говорил по-русски с акцентом, и это его донимало, так что маму они ограждали, и она не подцепила язык. К моему детству они, наверное, расслабились, так что я постоянно слышала татарский язык, гостя у них летом по три месяца, и в детстве довольно много понимала, как это и бывает с детьми. Сейчас бОльшая часть слов испарилась, но голос деда помню, как живой - два слова, "янум" и "бала" - "дорогая" и "ребенок", как дед обращался к бабушке и ко мне в годы моего детства.

 
Tags: Хамза, праздник, родственники
Subscribe

  • Закрепляется повторением

    Заметила, что я ровно два года назад писала о начале тренда(см Ищут пожарные, ищут милиция мою запись). С тех пор русская литература

  • Какие дилеммы, однако

    Не могу не написать - третью неделю лапка чешется. В Финляндии правительственно-парламентский кризис.Его ещё не выносят именно в таком виде на…

  • Как в воду глядели

    Мы тут с вами, в хорошей компании, судили-рядили в апреле 2019 года про экологический бум и что это будет значить для людей -и вуаля, мироздание нас…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Закрепляется повторением

    Заметила, что я ровно два года назад писала о начале тренда(см Ищут пожарные, ищут милиция мою запись). С тех пор русская литература

  • Какие дилеммы, однако

    Не могу не написать - третью неделю лапка чешется. В Финляндии правительственно-парламентский кризис.Его ещё не выносят именно в таком виде на…

  • Как в воду глядели

    Мы тут с вами, в хорошей компании, судили-рядили в апреле 2019 года про экологический бум и что это будет значить для людей -и вуаля, мироздание нас…